Авторизация У нас бесплатно модули и шаблоны DLE скачать Веб-шаблоны премиум класса бесплатно
 
  • 22:39 – Всё ещё платите за занавески и новые парты?! 
  • 10:20 – Ответ ЦБ Народному суду СССР 
  • 08:52 – Бюджет одного гражданина 
  • 20:37 – Хитрый жук, или как Чубайс, "забивал гвозди" в гроб СССР 

Становление Питерских. Властные группировки России.

Антиквар


Как-то в 2006 г. тяжелая и беспросветная жизнь обитателей городка Тур-де-Пей на Женевском озере была прервана ярким событием: какой-то богатый русский из Петербурга купил за 30 миллионов долларов местную достопримечательность – поместье Шато-де-Сулли, где когда-то жил основатель банка «Кредит Свисс» Вильгельм Эшер.


Новый владелец имения был парень при деньгах. В барском доме тут же начался масштабный ремонт, монтаж изощренных систем безопасности, а также строительство конюшни и бассейна для купания лошадей (хозяин с женой увлекались верховой ездой).
В имение были закуплены новые деревья-крупномеры, которые доставлялись туда… на вертолете. Так быстрее. Вскоре Шато-де-Сулли стало одним из самых дорогих поместий на швейцарской Ривьере.



По всему чувствовалось, что новый владелец имения решил обосноваться в Швейцарии всерьез и надолго. Даже выписал себе из Италии супердорогую моторную яхту «Нина» марки Riva Rivale 52. Чиста по Женевскому озеру погонять.
Rivale 52 от итальянской верфи «Рива» – это такая моторка для олигархов. 16 метров длиной, три каюты плюс салон, все удовольствие – от 1 млн. долл.




При этом личность русского нувориша долго оставалась загадкой для жителей местечка Тур-де-Пей: кто же поселился с ними рядом? – В официальных документах и при личном знакомстве он представлялся как Ильяс Трабер (Ilias Traber), греческий подданный.
Было видно, что месье Трабер – богатый человек и ведет какой-то международный бизнес. Он часто ездил по Европе, во Францию, Испанию, Россию, имел дела с какими-то оффшорными фондами.
Другие странности были связаны с делами месье Трабера на Лазурном берегу Франции и в Монако. Летом вся русская элита съезжалась на «Лазурку» потусить, скупались виллы, дорогие квартиры, стоянки для яхт.
Во Франции есть такое подразделение при налоговой службе – БКР (бригады контроля и расследований). Что-то типа налоговой полиции. В 2002 г. БКР департамента Приморские Альпы (куда входит Лазурный берег) провела расследование о покупке недвижимости русскими в этом регионе. Они собрали данные о людях и проверили их по различным каналам, в т.ч. через спецслужбы.
Был подготовлен отчет для служебного пользования, но кое-какие куски из него попали в прессу (в еженедельник «Экспресс»). В частности, в отчете БКР было указано, что в Ницце за 7 млн. франков (это было еще до введения евро) купил квартиру «Илья Трабер», который по данным французских спецслужб «связан с тамбовской группой, контролирующей порт Санкт-Петербурга».



Да, но Илья Трабер – так звали месье Ильяса Трабера согласно по его второму, российскому паспорту. Оказывается, у него недвижимость еще и в Ницце. А с какими людьми он дружен!
Но это еще не все. В 20 км от Ниццы находится самое дорогое и культовое место Лазурного берега — княжество Монако. Здесь в казино Монте-Карло при царе играли в рулетку еще русские князья, графья и авторитеты (в области литературы).




Но примечательный факт: с 2000 г. месье Трабер был объявлен в Монако персоной нон-грата. В вертеп его как раз не пускали. За что? – За отмывание денег. В 1999-2000 гг. он проходил по делу местной оффшорной фирмы «Сотрама», которую подозревали в разных нехороших делах. По итогам расследования Траберу и его компаньону Дмитрию Скигину был закрыт въезд в Монако навсегда.
Что там произошло, долгое время было неизвестно (власти княжества не стали предавать огласке инцидент). Подробности рассказал много лет спустя Роберт Эринджер, бывший начальник разведки Монако, после того, как ушел со своего поста в 2007 г.
Американец Роберт Эринджер и его близкий друг, отставной офицер ЦРУ Клэр Джордж работали на князя Монако с 1999 г., занимаясь негласным сбором информации о подозрительных иностранцах. В 2002-2007 Эринджер имел официальный статус главы разведки Монако (советника князя по безопасности).




Как рассказал Эринджер, фирма «Сотрама» в Монако подозревалась в отмывании денег тамбовской ОПГ, нелегальных сделках с русской нефтью, а также в торговле оружием и выплате откатов по коррупционным схемам.
Эринджер не только рассказал про это расследование, но и опубликовал кое-какие документы, в т.ч. досье полиции Монако на фирму «Сотрама».
Фрагмент досье. М-да… А месье Трабер действительно из тамбовских:



 
Еще из того же досье: список предприятий под контролем русской мафии, деньги из которых прокачивались через «Сотраму».




Вот это да! — Петербургский нефтяной терминал. ОБИП — управляющая компания морского порта Петербурга. «Горизонт Интернешйнл Трейдинг» — контора в Лихтенштейне, куда сливали прибыль от заправочного комплекса в Пулково, который в 1996 г. отдан Траберу и его коллегам.
Итого: питерский порт, нефтяной терминал, Пулково — все под контролем бандитов, а деньги пилили в Монако.
Еще в этой истории стоит обратить внимание на одну смешную деталь. Монако – место красивое, налоговый рай для богачей и т.д. Но финансовая репутация княжества — отнюдь не безупречна. Здесь было и есть довольно много грязных денег. И «Коза-Ностра», и африканские диктаторы, всяко бывало.
Поэтому выгнать из Монако за отмывание денег — это как из борделя за разврат. Надо было особо отличиться. Т.е. наш герой, месье Трабер – человек незаурядный, как вы догадались.
Инцидент в Монако в 2000 г. был для него серьезным проколом. В какой-то момент двойная жизнь, которую месье Трабер вел в Европе, была раскрыта. Ведь Ильяс Трабер был респектабельный греческий бизнесмен, а Илья Ильич Трабер – уголовный авторитет тамбовской ОПГ по кличке «Антиквар». С длинным и кровавым следом за спиной.
К счастью для Трабера-Антиквара власти Монако в 2000 г. не стали раздувать шум , закрыли ему въезд по-тихому и всё. На его жизни в Европе это почти не сказалось. Французы тоже его не трогали, хотя, как видно из отчета БКР 2002 г., прекрасно знали, кто у них прикупил квартиру в Ницце.
Но сколько веревочке не виться… В 2008 Антиквар попал в новую историю – в Испании. И на сей раз она кончилась международным ордером на арест. В 2008 г. в Испании местная полиция после двух лет разработки провела операцию «Тройка» против русской мафии. Были арестованы десятки бандитов из Петербурга, которые приехали в эту страну на ПМЖ в конце 1990-х гг. Все сплошь были из тамбовской и малышевской ОПГ (изначально это была одна банда, которая потом разделалась на две части).
Хроника операции «Тройка». Арест Александра Малышева («Малыша»), в честь которого была названа одноименная ОПГ.



Питерских бандитов обвиняли в отмывании денег в Испании, вымогательстве, уклонении от налогов. Одним из обвиняемых оказался и наш герой. Испанцы пришли к выводу, что Трабер — один из крупнейших авторитетов русской мафии. Его должны были арестовать, но в тот момент его не было на территории Испании.
В 2016 г., отчаявшись увидеть Трабера у себя в стране, испанские власти объявили его в розыск Интерпола. Но к тому времени он уже бросил свою недвижимость в Европе и спешно перебрался в Петербург.
Огромную роль в возвышении Трабера на олимп преступного мира сыграли его связи с ФСБ и мэрией, один человек из органов в мэрии курировал экономику, второй в банде Трабера — силовой блок и связи с крышей. А крышей у Антиквара стало питерское ФСБ.
В 1990-е начальником УСФБ Петербурга был Черкесов, его замом – Григорьев, в первой половине 1990-х начальником отдела по борьбе с контрабандой был Виктор Иванов. Были хорошие завязки и в Москве: там с 1994 г. в центральном аппарате ФСБ на высоких должностях служил еще один старый питерский КГБшник – Николай Патрушев.





Глава 1. Бандитский порт

Морской порт Санкт-Петербурга – огромное предприятие. К моменту распада СССР тут было полсотни причалов для самых разных грузов, нефтебаза, склады, буксирный флот, здесь же базировалось Балтийское морское пароходство, крупнейшее в России. Все это было захвачено бандитами. В порту, как выразилась одна питерская газета того времени, была выстроена «неформальная властная пирамида» с уголовным авторитетом Трабером во главе.

Приватизация порта началась в конце 1992 г. Он был преобразован в акционерное общество, а его акции поделили на три больших пакета, округленно: 51+29+20.
51% — трудовому коллективу, 29% — мэрии Петербурга в лице КУГИ (Комитет по управлению городским имуществом) и 20% остались у федеральных властей. Еще одна важная деталь: 29% акций мэрии сделали привилегированными, т.е. без права голоса. Как потом выяснилось – по ошибке. Изначально они должны были быть голосовать. Но из-за «технической ошибки» неких клерков в КУГИ в 1993 г. этот пакет был сделан не-голосующим.
Причем эта «техническая ошибка» сильно облегчала задачу тем, кто хотел захватить порт. Ведь если из 100% акций только 71% голосуют, то достаточно скупить у работников порта, людей в массе небогатых, пакет в 35-36% — и порт твой (что в итоге и произошло). Поэтому «техническую ошибку» 1993 г. никто в КУГИ не торопился исправлять.



К началу 1997 г. Трабер и братва скупили уже не менее 40% акций. Купленные акции собрали на оффшорной фирме «Насдор» (Nasdor) из Лихтенштейна. Дальше оставался последний этап: назначить своих менеджеров. Для этого планировалось созвать внеочередное собрание акционеров и на нем поставить в порт свою управляющую компанию.
Её специально создали для этого случая и назвали «ОБИП» — Объединение банков, инвестирующих в порт. В шутку ОБИП расшифровывали как «Объединение бандитов, инвестирующих в порт».
Естественно, Трабер всю эту навороченную схему с оффшором из Лихтенштейна, ОБИПом в качестве органа управления портом, придумал не сам. Ему помогал компаньон и советник Дмитрий Скигин, финансист тамбовской ОПГ.

Большую роль в захвате порта сыграл также некий Алексей Миллер, который до 1996 работал в мэрии Санкт-Петербурга, а в 1996-99 у Трабера в порту (он был там «директор по инвестициям»).

И все шло у них хорошо, но тут у Трабера и «бандитов, инвестирующих в порт» возникла проблема: глава КУГИ и вице-губернатор Петербурга Михаил Маневич. Причем последний как глава КУГИ подчинялся не только мэру, но и Москве. Маневич был членом команды Чубайса, руководившей процессом приватизации в стране в 1990-х гг.
Михаил Маневич.



В 1997 г. Маневич вдруг решил исправить «техническую ошибку» и все же перевести городской пакет 29% в разряд голосующих акций. Москва его поддержала. А ведь это в корне меняло расклад. Контрольный пакет у бандитов уплывал. Вся многолетняя скупка акций Трабером грозила пойти крахом.
Что двигало Маневичем, так и осталось неясным. Но это точно был не внезапный припадок честности. Маневич был главой КУГИ с 1994 г., он дружил семьями с Трабером. Он не раз помогал бандитам в захвате собственности и не только в морском порту. Весьма дружен с Трабером был и первый зам Маневича в КУГИ – некто Герман Греф.
Что же произошло между друзьями в 1997? – Наиболее правдоподобная версия состоит в том, что Маневич пошел против Трабера не сам, а просто выполнял указание из Москвы — от Анатолия Чубайса. В обмен на перевод акций в голосующие ему обещали хорошую должность в столице на федеральном уровне. Если так, то московское начальство, решая какие-то свои вопросы, подставило Маневича под пули…
Михаил Маневич, его жена Марина (справа) и коллеги по работе – Анатолий Чубайс и Альфред Кох.



Итак, Маневич в 1997 встал на пути у братвы. Перевод 29% городской доли в порту в разряд голосующих акций никак Трабера не устраивал.
18 августа 1997 г. , утром, Маневич с женой вышли из дома, сели в служебное «Вольво» и поехали на работу…



Работал профессионал. Стрелял из «Калашникова», с чердака, из очень неудобной позиции, ему пришлось высунуться чуть ли не наполовину из слухового окна. Восемь выстрелов через крышу и заднее стекло. Маневич успел только крикнуть «Марина!», она бросилась на пол и её легко ранило. Маневич лежал на заднем сиденье, из-под ключицы у него бил фонтан крови, вспоминала жена. Она пыталась заткнуть его пальцами, но бесполезно. Пуля прошла через сонную артерию.
Почерк исполнителя был уникальный: убийца не пользовался перчатками, а смазал руки кремом. Так более плавный спуск курка, что важно при стрельбе с дальней дистанции. И отпечатков не остается. Сделав свое дело, он бросил автомат и ушел по крышам домов.
Официально убийство Маневича не раскрыто до сих пор, 20 лет прошло. Хотя в бандитском Петербурге 90-х многие прекрасно знали, чей это был почерк с кремом. Бригада братьев Челышевых – бывшие военные диверсанты ГРУ, работавшие на тамбовскую ОПГ.
После убийства Маневича Греф занял его должность. Он был более покладистым. В порт не лез. На 29% акций не покушался. Траберу угождал.
2007-й год. 10 лет спустя. Греф и другие на могиле Маневича.



В 2016 г. в Высоком суде в Лондоне слушалось интересное дело: питерский коммерсант Виталий Архангельский судился с банком «Санкт-Петербург». В середине 2000-х гг. Архангельский купил ряд терминалов в портах Петербурга и Выборга, для чего влез в долги, но не смог расплатиться. Кризис 2008 г. подкосил.
Невозврат кредита привел к затяжному конфликту бизнесмена и банка, который превратился в многолетнюю сагу с судами по всему миру: в России, в Лондоне, Ницце и даже на Британских Виргинских островах.
Бизнесмен Виталий Архангельский.



Ситуация усугублялась тем, что в долг Виталий взял именно у банка «Санкт-Петербург». Это учреждение с богатой историей. Банк «Санкт-Петербург» участвовал еще в афере «Сырье в обмен на продовольствие» в 1991-92 г. Он же был соучредителем фирмы СПАГ в 1993 для отмыва кокаиновых денег. Мутная мафиозная контора, которая много лет была на подхвате у мэрии Петербурга.
Владельцы банка за время его работы несколько раз менялись, сегодня он формально принадлежит своим менеджерам. Но реально, как утверждает Архангельский, банком «Санкт-Петербург» в 2008-2010 гг. владели две семьи: Валентины Матвиенко (Валя-Стакан) и Анатолия Сердюкова (Толя-Мебельщик).

Поэтому шансов в конфликте с банком «Санкт-Петербург» у Виталия Архангельского было немного. В 2009 банк крепко наехал на него. Аресты имущества, уголовные дела. Причем вопрос не ограничился просто возвратом кредита. Воспользовавшись его проблемами, банк захотел забрать ВСЕ активы коммерсанта себе. При этом стоимость последних намного превышала долг. Спор кредитора с должником превратился в рейдерский захват.
Летом 2009 г., когда дела Виталия были совсем плохи, он обратился к авторитету Траберу, «ночному коменданту» портов Выборга и Петербурга. Тот обещал помочь. У Трабера был свой интерес. Архангельский в 2008 г. собирался купить у него «Выборгскую топливную компанию» (сеть заправок на трассе «Скандинавия»), но сделка сорвалась из-за проблем у покупателя. Трабер обещал помочь Архангельскому перекредитоваться в Сбербанке с расчетом, что у того появятся деньги на покупку заправок.
Что произошло дальше, широкой публике стало известно весной 2016 г., когда стенограммы суда по делу Архангельского были опубликованы в Интернете юридической компанией «Кофранс» (Ницца), представлявшей его интересы.
Из протокола допроса Виталия Архангельского в суде 22.02.2016 г.:
«Он [Трабер] позвонил мистеру Грефу и организовал мне встречу с ним Москве, потом встречу с ним же в Сингапуре, т.е. я летал в Сингапур, чтоб встретится с мистером Грефом».

«Мистер Трабер – давний деловой партнер Грефа, т.к. мистер Греф был руководителем комитета по имуществу в мэрии Петербурга…Мистер Трабер совершил много сделок вместе с мистером Грефом… Я поехал на один день в Москву, чтоб встретиться с Грефом, т.к. думал, что Греф сможет решить мои проблемы, учитывая влияние на него мистера Трабера или Антиквара, как его называют в преступном мире».

 Ну и совсем шикарная цитата из этого суда:
«Мистер Трабер – известный уголовник, но он [мистер Греф] был вынужден встретиться со мной, чтобы угодить мистеру Траберу».



Из этих показаний следует, что Трабер стоит выше Грефа в иерархии властных группировок. Все эти откровения были на заседании суда 20.02.2016 г. Следующий допрос Архангельского был 24.02.2016 г. Опять встал вопрос о Трабере и Грефе, т.к. англичане не поняли: как глава крупнейшего госбанка стремится угодить известному уголовнику.
На что последовал ответ:
«Мистер Греф сыграл важную роль в приватизации порта Санкт-Петербурга и ряда других объектов, которые в итоге попали в руки мистера Трабера… Мистер Трабер имеет огромное влияние на мистера Грефа и последний просто не мог не встретится со мной, не мог быть не-вежливым со мной, это так, да».

 Однако в итоге связи Трабера Виталию Архангельскому не помогли. Греф, конечно, хотел угодить Антиквару, но еще больше он хотел угодить Вале-Стакан и Сердюкову – кураторам банка «Санкт-Петербург». А те как раз НЕ были заинтересованы, чтобы Архангельский получил деньги.
В итоге Архангельскому пришлось бросить все и бежать за границу. Бизнес его раздербанили, но зато в судах он немного пролил свет на взаимоотношения в питерских властных группировках. А именно на место в них Германа Грефа.

Глава 2. Петербургский нефтяной Терминал

Важный момент в захвате питерского порта в 1990-х гг. состоит в том, что порт приватизировали, так сказать, оптом и в розницу. Т.е. пока в 1993-97 гг. шла скупка контрольного пакета у работников, по ходу дела его еще и растаскивали по частям: то один причал уходил в аренду на 10-20 лет за копейки, то другой.
Самым лакомым куском была портовая нефтебаза или как её называли — «нефтеналивной район». Через него проходил экспорт нефтепродуктов, заправка (бункеровка) судов.



В июне 1995 г. нефтебазу отдали в аренду фирме «Петербургский нефтяной терминал» (ПНТ), за которой стояли бандиты из тамбовской и малышевской ОПГ.
Трабер-Антиквар там тоже участвовал через фирму ИЮБ «Петер» (информационно-юридическое бюро «Петер») и лихтенштейнские оффшоры.

Бывшую портовую нефтебазу вскоре расширили, она стала приносить братве хорошие деньги, которые они пустили на скупку контрольного пакета самого порта. Прям как у Наполеона: «Война должна кормить себя сама». Захватили нефтяной терминал — прибыль с трофея пошла, что захватить все остальное.
Затем лакомый кусок Морского порта - Петербургский нефтеналивной терминал (далее ПНТ) - перешёл от Трабера к Васильеву, это отдельная тема, но сейчас важно другое. Когда стало понятно, что ПНТ перешел к Васильеву всерьез и надолго, это не всем понравилось в криминальной среде. В 2006 г. известный питерский авторитет Барсуков (он же Кумарин, он же Кум) нанял рейдеров, которые по поддельным документам пытались через налоговую увести терминал у Васильева (переписать его на людей Кума).
Самого Васильева при этом было решено устранить физически. В мае 2006 на него было совершено покушение, его «Роллс-ройс» и джип охраны попали под огонь киллеров в центре Петербурга. Киллеров прислал Кум.

В��сильев был ранен, но выжил. Перевод терминала на других лиц в налоговой тоже удалось заблокировать. Киллеры сели в тюрьму. Туда же в 2007 отправился и заказчик Кумарин, что вызывало немалое удивление публики: Кум много лет был «ночным губернатором города», его никто тронуть не смел.
А если вспомнить, что компаньоном и близким товарищем Кума в 1990-е был некто Владимир Смирнов, более известный как председатель кооператива «Озеро»…
Указание гасить Кума после покушения на Васильева пришло с самого верха. Но не для того, чтобы обезопасить Васильева. Всё готовилось в строжайшей тайне: только московские следователи, даже спецназ брать его прислали не местный. После ареста его немедленно переправили в Москву, ибо в Питере он мог решить всё и со всеми.
Естественно, возникает вопрос: а не слишком ли много чудес в биографии Васильева? Он чудесным образом нашел деньги и рассчитался с Трабером за терминал (а это сотни миллионов долларов). Потом он столь же чудесным образом отбился от Кума, а от его наездов в городе ранее мало кто отбивался. И наконец, после всего этого Кум отправился в тюрьму до конца своих дней, угроза была устранена радикально.
Объяснение этим чудесам довольно простое: Васильев взял терминал под себя не один. Васильева подтянул господин Сечин и переписал на него часть порта.

Само по себе это не новость. Что у Сечина доля в ПНТ, писала еще «Новая газета» в 2007 г., вскоре после ареста Кума.
Когда-то Сечин был начальником секретариата в мэрии Петербурга. Сидел в приемной и решал оргвопросы.

Топливная инфрастуктура Петербурга

Важный момент состоит в том, что создание ПНТ в морском порту в 1995 г. было только частью глобального плана по захвату топливной инфраструктуры Петербурга, который реализовала тамбовская ОПГ в 1994-96 гг. В те годы, помимо нефтебазы в порту, они захватили:
  1. Крупнейшую в городе сеть АЗС из более чем 100 заправок («Петербургская топливная компания» или сокращенно ПТК). Контроль над ПТК получил авторитет Кумарин (Кум) и его партнер Владимир Смирнов (первый председатель кооператива «Озеро»);
  2. Нефтебазу в Ручьях (крупнейшие резервуары бензина в регионе). После захвата база была присоединена к ПТК;
  3. Нефтебазу в Пулково (заправка самолетов). Её получил васильевский «Совэкс» в 1996 г., однако позднее Васильев отдал эту базу Траберу в ходе их взаимных расчетов;
  4. Ну и наконец, источником нефтепродуктов для всех перечисленных предприятий был Киришский НПЗ, крупнейший на Северо-Западе. Контроль над ним захватила группа силовиков во главе с Тимченко (фирма Кинэкс), которая работала в одной команде с бандитами.

Глава 3. ПТК
Во второй половине 1994 г. где-то в недрах тамбовской ОПГ возник план взять под себя весь топливный рынок Северо-Запада: АЗС, нефтебазы, НПЗ, заправку морских судов, Пулково. Вообще всё. И сделать одну большую бандитскую монополию. И этот план был целенаправленно и методично осуществлен в 1994-96 гг. Создание «Совэкса» было его частью.
Захват рынка был делом непростым. Большинство АЗС и единственный НПЗ в регионе (в Киришах) были в собственности «Сургутнефтегаза». Их предстояло отжать. Порт и Пулково были в собственности государства. Их предстояло приватизировать.
В операции приняли участие крупнейшие авторитеты: Трабер (общее руководство), Сергей Васильев, Владимир Кумарин (Кум), Гена Петров. Помогали чекисты — Тимченко, Виктор Корытов (который был в бригаде у Трабера) и другие. Были мобилизованы лучшие финансисты мафии: Скигин, Андрей Подшивалов (работал с Кумом), Владимир Смирнов (председатель кооператива «Озеро»).

В итоге все прошло успешно. Бензиновый рынок был захвачен путем создания «Петербургской топливной компании» (ПТК). Нефтебазу в морском порту бандиты разделили на две части: Балтийскую бункерную компанию (заправка судов) и Петербургский нефтяной терминал (экспорт нефти и нефтепродуктов).
Пулково отдали «Совэксу». А Киришский НПЗ поставила под контроль дружественная бандитам бригада чекистов Тимченко (она же фирма «Кинэкс»). Монополия получилась двойной: и сбыт топлива во всех точках в регионе, и завод — его крупнейший производитель на Северо-Западе.

Захват топливного рынка в 1994-96 гг. стал новым этапом в истории питерской оргпреступности. В борьбе за нефть и бензин окончательно сложилась новая «расширенная» тамбовская ОПГ. Изначально (в конце 1980-х) эта была банда рэкетиров и наперсточников с вещевого рынка в Девяткино. Обычная спортивно-уголовная бригада с Кумом во главе. Теперь это стало объединением нескольких банд, которые действовали в союзе.
К «старой» тамбовской ОПГ добавилась бригада братьев Васильевых, выборгская бригада (Трабер), Гена Петров (дружественная Куму часть малышевской ОПГ) и т.д. И самое главное: в «расширенную» тамбовскую ОПГ влилась главная союзная бригада: питерское управление ФСБ и мэрия. Без их покровительства никакие захваты были бы не возможны.
В общем, как говорил депутат Госдумы 1995-99 гг. четырежды судимый авторитет Моня-Фаберже:

Нет, он не родственник Познера, просто похож. Очень видный был деятель в советской, потом российской оргпреступности. Через полтора месяца после этих откровений на допросе его раздавил грузовик на дороге.
Но вернемся к захвату топливного рынка бандитами в 90-х гг. Начался он с создания в сентябре 1994 г. Петербургской топливной компании» (ПТК). Она была учреждена по инициативе мэрии Собчака в 1994 якобы для «стабильного снабжения города топливом». По факту очень быстро контрольный пакет там взяли бандиты: Кумарин, Информационно-юридическое бюро «Петер» (Трабер и его бригада), финансовая компания «Петролиум» (авторитет Гена Петров).
По 5% получил Смирнов (кооператив «Озеро»). Ещё 5% было оформлено на Виктора Хмарина.

Когда бандиты получили контроль на ПТК, последовала впечатляющая серия рейдерских захватов АЗС и нефтебаз для их снабжения. Уже к концу 1996 г. бандитская монополия на бензиновом рынке Питера, в целом, сложилась. ПТК в шутку стали называть «Тамбовская топливная компания».
Что касается нефтебазы в морском порту, то здесь картина была аналогичная. Акционерами в «Балтийской бункерной компании» (ББК) и «Петербургском нефтяном терминале» (ПНТ) стала братва, в том числе знакомый нам «Совэкс», представлявший интересы бригады Васильева.

Глава 4. Нефтебаза в Пулково

Автором идеи захватить портовую нефтебазу и создать Петербургский нефтяной терминал был Дмитрий Скигин. Идея ПНТ прокатила удачно, и в 1996 Скигин предложил братве новый проект: захватить по той же схеме нефтебазу в аэропорту Пулково.
Сказано – сделано. Дмитрий Скигин поехал в мэрию Петербурга, предложил откат. В мае 1996 г. по распоряжению мэрии Петербурга нефтебаза в Пулково ушла бандитам.
В компьютерных базах среди документов питерской мэрии тех лет есть это распоряжение №488-р.

Фирма «Совэкс» , упомянутая в распоряжении, получила монополию на заправку самолетов в Пулково. Формально её владельцами были Скигин, Фрейдзон и оффшор из Лихтенштейна «Горизонт Интернейшнл Трейдинг» — расчетный центр и общак тамбовских в Европе. Ну по факту «Совэкс» полностью контролировался братвой.
При этом, как описывает Фрейдзон, «Совэкс» открыто не платил налоги, т.к. плату за топливо иностранные авиакомпании переводили напрямую в Лихтеншейн, на счета «Горизонт Интенейшнл». Там, же в Европе эти деньги отмывали через сеть оффшоров и делили между участниками бизнеса.
Мы вам керосин в Пулково, вы нам – деньги в Лихтенштейне. Все по-простому.

Теневые расчеты шли четко, за чем следили Трабер и Скигин. Лишь однажды завеса тайны была приоткрыта над этим оффшорным царством тамбовской ОПГ – в деле фирмы «Сотрама» в Монако в 1999-2000 гг.
В самом конце 1990-х гг., когда бандиты уже захватили порт и всю топливную инфраструктуру города, у них прошло перераспределение захваченных активов, чтоб было четко понятно, кто, с чего кормится. «Совэкс» по решению братвы отошел в распоряжение Трабера.
Трабер владел «Совэксом» до 2007 г., после чего компания была продана консорциуму в составе «Газпрома» и «Лукойла».

Выводы

Таким образом, в 1994-96 гг. все сегменты топливного рынка Петербурга были захвачены одной и той же группой лиц, представлявшей собой властную группировку из бандитов, спецслужб и коммерсантов.
Больше того, вся прибыль, которую получала эта группа, выводилась за рубеж на оффшор «Горизонт» Скигина и Смита. Он выступал в роль общака и расчетного центра. А после него прибыль отмывали и делили между участниками «коллектива».

Из интервью Фрейдзона 20 февраля 2016 г.:
«Если говорить о Петербурге 90-х годов, схематически все это выглядело достаточно просто. Тот сегмент, который я немного знаю, экспорт нефтепродуктов, был централизован полностью и завязан на лихтенштейнскую компанию «Горизонт» … «Совэкс», ПНТ и ПТК – это был единый куст, денежный поток от которого на Западе замыкался на Смита.
…Была сформирована система, в рамках которой любое экспортное движение по нефтепродуктам из Петербурга обязательно использовало в качестве агента на западной стороне «Горизонт Интернешнл Трейдинг» – это позволяло западному покупателю не переводить деньги в Россию, а оставлять их на лихтенштейнских счетах».

Итак, фирма «Горизонт Интернейшнл Трейдинг» служила центром расчетов. Туда стекались деньги «коллектива», отмывались, распределялись, Скигин за это отвечал. Помощниками у него был англичанин Грэхем Смит и адвокат из Лихтенштейна Маркус Хаслер. Два оффшорных дел мастера из Европы, которые специализировались на мафиозных клиентах из России.
Ну что ж, на этих двух колоритных персонажах завершим наше расследование. Может быть вы заметили, что схема не полная, что в ней упущен какой-то важный и ключевой элемент? Пишите в комментариях, что именно мы упустили. И главное, зачем. И поделитесь этим видео с друзьями, если считаете, что тайны властных группировок России должны быть известны каждому жителю нашей страны. 


@KRAMOLA

рейтинг: 
Оставить комментарий
  • Сегодня
  • Читаемое
  • Комментируют
Мы в соцсетях
  • Вконтакте
  • Одноклассники